Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

20:41
Москва
23 сентября ‘20, Среда

Ходорковский и Лебедев вернулись в прошлое

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

День работников прокуратуры в Хамовническом суде прошел в атмосфере всеобщего веселья. Один из «виновников торжества», прокурор Лахтин, не раз вызвал улыбки участников процесса по делу против Ходорковского и Лебедева своими вопросами к свидетелю обвинения.

В день работников прокуратуры на заседании по делу против Ходорковского и Лебедева продолжился допрос свидетелей обвинения. Прокуроры вызвали Виктора Иваненко, который работал вице-президентом ООО НК ЮКОС с 1993 по 1998 год. Свой род занятости на данный момент свидетель определил как временно пенсионер.

Разговор со свидетелем касался в основном приватизации ЮКОСа банком МЕНАТЕП в 1996 году. Этот эпизод не входит и не может входить в состав обвинения за истечением срока давности. Но адвокаты, привыкшие к таким возвратам в прошлое, возражений на действия прокуроров не заявляли.

Прокурора Лахтина интересовало, как проходила приватизация ЮКОСа. Свидетель рассказал, что в 1995 году прошли залоговые аукционы, а потом -- инвестиционный конкурс, который выиграл банк МЕНАТЕП. Руководителем банка, по мнению свидетеля, являлся Михаил Ходорковский.

Валерий Лахтин спросил, как часто свидетель встречался с Ходорковским. Свидетель объяснил, что они встречались много раз во время совещаний. Прокурор поинтересовался, какие вопросы обсуждали на совещаниях. «Там обсуждались разные вопросы, что именно вас интересует?» -- не понял свидетель. «Меня интересуют все вопросы!» -- отрезал Лахтин. В дискуссию вступил Ходорковский, объяснив суду, что если будут обсуждаться «все вопросы», которые поднимались во время рабочих совещаний, то это растянется лет на шесть. Свидетель по просьбе Лахтина назвал «основные вопросы»: структура компании, ее финансовая деятельность и отношения с госорганами.

Разговор коснулся договора команды Ходорковского с прежними руководителями ЮКОСа. Он был заключен в 1996 году. Свидетель пояснил, что в бизнесе существуют понятия враждебного поглощения и дружественного поглощения. Договор 1996 года, по его словам, был выражением дружественного поглощения. «В вашем понимании?» -- уточнил прокурор. «В нашем понимании», -- согласился свидетель. «Так вас убедил Ходорковский?» -- настаивал прокурор, вызвав смех в зале. Когда все отсмеялись, вопрос остался без ответа.

Лахтин захотел выяснить, какие условия команда Ходорковского ставила прежнему менеджменту компании, оставшемуся в ЮКОСе. Виктор Иваненко сказал, что надо было проявлять лояльность. «То есть не принимать участие в управлении?» -- по-своему понял эти слова прокурор. Свидетель с ним не согласился. «Но не враждовать?» -- настаивал Лахтин. «Не враждовать», -- согласился Иваненко.

Когда прокурор задал вопрос, враждовал ли Иваненко с командой Ходорковского, судья не выдержал и спросил, какое это имеет отношение к делу. «Прямое, иначе бы мы тут не сидели!» -- ответил прокурор, на этот раз вызвал смех у подсудимых -- они эту фразу, видимо, поняли по-своему.

Лахтин спросил свидетеля, получал ли он какие-то денежные суммы в результате этого соглашения. Свидетель признал, что получал, и тут же оговорился: все доходы были задекларированы в налоговой инспекции.

Когда у Лахтина вопросы к свидетелю закончились, к допросу Иваненко приступил Михаил Ходорковский. Он спросил, когда и кем было установлено, что добывающие и сбытовые организации подчиняются компании ЮКОС. Свидетель рассказал, что в 1993 году были изданы соответствующий указ президента и постановление правительства с целью создать вертикально интегрированную компанию.

Ходорковский спросил свидетеля, продолжал ли он работать в ЮКОСе после приватизации на платной основе. Этот факт Иваненко подтвердил. «Для вас не будет секретом, обвинение уверяет, что те выплаты, которые вам делались, были подкупом вас с моей стороны. Вы их так воспринимали?» -- спросил Ходорковский. «Нет, я воспринимал как денежное вознаграждение за свою деятельность», -- ответил свидетель. «Ничего, что бы противоречило совести, я вас делать не просил?» -- уточнил подсудимый. «Нет, Михаил Борисович, не просили», -- с какой-то грустью в голосе ответил свидетель. Ходорковский поблагодарил Иваненко и закончил допрос.

У стороны обвинения снова возникли вопросы. Лахтин спросил, помнит ли свидетель содержание президентского указа 1993 года, касавшегося компании ЮКОС, и получил утвердительный ответ. «Полный текст можете воспроизвести?» -- серьезно спросил прокурор, опять развеселив зал. Полный текст свидетель воспроизвести не смог.

Прокурор также спросил, задавал ли свидетель какие-то вопросы Ходорковскому, на что Иваненко заявил, что задавал, и самые разные. Лахтин попросил передать общий смысл этих вопросов. «Как будем жить дальше?» -- обобщил свидетель. «Ну и что вам на это отвечал Ходорковский?» -- продолжил допрос прокурор. «В соответствии с заранее намеченным планом», -- не растерялся Иваненко. Прокурор, видя веселость зала, решил наконец пошутить: «В соответствии с заранее намеченным планом он здесь и оказался!» Фраза вызвала недовольство судьи, но Лахтин вступил с ним в спор, объясняя, что это факт. Судья прервал дискуссию.

Спор закончился, вопросов к подсудимому тоже не осталось. Судья предложил вызвать других свидетелей обвинения, но выяснилось, что, по предположениям прокуроров, допрос Иваненко должен был занять целый день и остальных не позвали. В результате в день прокурора заседание в Хамовническом суде стало рекордно коротким -- оно продлилось всего полтора часа.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама