Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

17:58
Москва
18 сентября ‘20, Пятница

Сто менеджеров на одного ученого

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Аналог «Силиконовой долины» в Сколкове обеспечит рабочими местами не больше нескольких сотен ученых и несколько десятков тысяч менеджеров. Ученые предлагают переводить в Подмосковье сложившиеся мобильные команды ученых и внедренцев из разных регионов.

Заведующий кафедрой физической химии МИСиСа Михаил Астахов считает, что в новом наукограде потребуются в первую очередь не ученые, а те, кто будет внедрять инновации. «Специалистов надо собирать под решение какой-то конкретной проблемы, -- говорит он. -- А когда люди сами что-то предлагают, то доведение этого до промышленного освоения не задача научного поиска, хотя она его и не исключает. Когда начинается реализация идеи, возникает масса всяких нюансов, которые необходимо решать по мере поступления. И они по большей части относятся к области высококвалифицированного технологического сопровождения проектов».

Существенная часть человеческих и денежных ресурсов в «Кремниевой долине» должна направляться на НИОКР (так называемые научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы -- комплекс мероприятий, включающий в себя как научные исследования, так и производство опытных и мелкосерийных образцов продукции, предшествующий ее запуску в промышленное производство. – Infox.ru). Еще больше сил должно пойти на внедрение, согласен руководитель Центра наноструктурных материалов и нанотехнологий БелГУ профессор Юрий Колобов.

«Существует известная схема – 1 к 10, как по деньгам так и по людям, -- рассказывает он. -- Если 10 рублей затрачено на исследование, то необходимо вложить 100 в ОКР и 1000, а то и 10 тыс. во внедрение. Так же дела обстоят и с количеством людей – на десять ученых – сто ниокровцев и тысяча внедренцев».

Таким образом, если предполагаемое население наукограда составит 30-40 тыс. человек, ему потребуются 300-400 ученых, 3-4 тыс. специалистов по НИОКР и 30-40 тыс. инновационных менеджеров.

Михаил Астахов видит необходимость в подготовке специалистов по внедрению. «У людей, стремящихся внедрить свои разработки, есть ученики, которые готовы коммерциализовать, довести до изделия ту или иную научную идею. Это относится именно к технологическому сопровождению, обеспечению, проведению внедренческих работ. На них и должна делаться ставка», -- добавляет он.

Юрий Колобов считает, что работать в инновационном центре должны сформировавшиеся мобильные группы со всей страны. Подобный опыт есть и у США, и у СССР, подобным же образом был создан центр нанотехнологий в Белгороде.

«Приехав на место в одиночку, можно потратить на создание группы 3-5 лет, а это много, -- говорит он. – Необходимо посмотреть на западный опыт, когда какой-то человек собирает коллектив, рассказывает идею, подает на конкурс проект, дополнительно подбирает людей на месте – всех все равно с собой не привезешь».

Также он считает, что в ближайшее время создавать подобные центры в регионах рано: 75% российских ученых сосредоточены в Москве и Санкт-Петербурге, а найти быстро людей в других регионах сложно даже при очень хорошем финансировании.

«Крупномасштабные проекты невозможно реализовать, например, в Белгороде. Здесь могут быть деньги, можно все что угодно построить, но кадров нет и еще лет пять не будет. Через пять лет будут, но молодые, а это не совсем то», -- констатирует Юрий Колобов.

«Проект подразумевает, что мы выходим на новые поляны изобретений, -- отмечает ректор института бизнеса и делового администрирования АНХ Сергей Мясоедов. -- В американской «Кремниевой долине» многие вещи рождались на малых предприятиях – «за гаражными воротами», как шутят американцы. Речь идет о незашоренном типе мышления, о том, чтобы ребята, которые туда попадают, стремились стать Ньютонами. Они должны быть избавлены от бюрократического давления. Если мы создадим условия, чтобы молодые ученые тут же могли бы регистрировать предприятия и выводить свои изобретения на тех, кто их будет внедрять, уберем промежуточные звенья, то это заработает. Чем меньше там будет бюрократии, чем больше полета мысли, тем быстрее туда придут молодые и гибкие умы».

Коммерциализацией инноваций занимаются не сами ученые, а внедренческие фирмы, работающие вокруг бизнес-инкубаторов. «Самое трудное в наших условиях – это начать стартап, слишком много бюрократии, -- объясняет Сергей Мясоедов. -- После того как вы сделали изобретение и запустили бизнес, идет внедрение, коммерциализация и распространение. А большинство творческих личностей в коммерческом отношении оказываются достаточно бездарными. Поэтому при «Кремниевой долине» обязательно должны быть сгруппированы люди, которые будут помогать внедрению венчурного капитала. Им тоже нужно будет создать условия».

По его словам, роль государства в появлении таких инновационных коммерсантов в снятии бюрократических барьеров и избавлении бизнеса от лишних проверок. «Малый бизнес начали возрождать сейчас, а в течение 10 лет до этого его давили. Но наша молодая генерация очень неплохо умеет считать, хорошо чувствует рынок, великолепно откликается на рекламу. Я думаю, что как только мы создадим условия, они придут. Эта не та проблема, которую нужно выдумывать мозговыми штурмами сверху».

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Поддержал ли российских студентов капиталом
Реклама