Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

11:20
Москва
28 сентября ‘20, Понедельник

Платон Лебедев: как расхищался ЮКОС

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Ходорковский и Лебедев ответили на ходатайство обвинения о продлении срока содержания под стражей. Получив слово, подсудимые рассказали все что могли: о безосновательности заключения, о противоречиях в фактах и, наконец, о том, как расхищались активы ЮКОСа. Судья, оказавшийся в сложной ситуации, пообещал принять решение завтра.

В четверг в Хамовническом суде Москвы сторона защиты по делу против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева ответила на ходатайство обвинения. На прошлом заседании прокуроры попросили судью продлить срок содержания под стражей для подсудимых. Отвечать первым вызвался Михаил Ходорковский.

Он честно признался, что к заявлению подобного ходатайства был готов и даже заранее подготовил ответ на него. Но вчерашнее выступление Лахтина удивило подсудимого, и он подготовил новое заявление. В результате выступление Ходорковского состояло из двух частей – заранее подготовленный текст, распечатанный на бумаге для передачи секретарю, и текст новый, устный.

В сговоре с судом и ФСИН

По словам подсудимого, нет ни одного основания для установления ему какой-то вообще меры пресечения. «Таких оснований может быть несколько», -- объяснил Ходорковский, ссылаясь на статью № 97 УПК.

Одно из оснований – опасность того, что подсудимый скроется от суда. «В моем случае это невозможно, -- заявил Ходорковский, – я осужден по заведомо ложному обвинению и отбываю наказание. Если господин Лахтин уверен, что такая возможность у меня есть, об этом надо сообщить как о готовящемся преступлении».

Предположение, что Ходорковский в случае перевода из СИЗО продолжит заниматься преступной деятельностью, он расценил как клевету на Федеральную службу исполнения наказаний. «Я эту службу не люблю, но я на нее не клевещу», -- сказал подсудимый. Возможности угрожать свидетелям из мест лишения свободы Ходорковский также не видит – потому что участники процесса, не считая адвокатов, в тюрьме его не навещают. Да и не могут навещать, так как не являются его родственниками.

Ходорковского также заинтересовало заявление Лахтина о том, что, будучи освобожденным из-под стражи, подсудимый сможет уничтожить доказательства по делу. «Это уже клевета на суд, – заявил Ходорковский, – поскольку доказательства по делу хранятся в суде. Чтобы я  их уничтожил, вы должны для этого привезти их мне в тюрьму».

Все это показывает, что у суда нет законных оснований для продления срока содержания под стражей, считает Ходорковский. «Вы должны сделать выбор, – обратился он к судье. – Либо взять на себя ответственность за преступление, незаконно продлив срок содержания под стражей, либо переложить эту ответственность на прокуратуру. Покрывайте их, если хотите, но люди из этого сделают выводы о вашей независимости».

Чистосердечное признание

Вторую часть выступления Ходорковский начал с неожиданного признания. «Единственное обвинение, которое я признаю, -- это участие в несправедливой, но законной приватизации, -- заявил подсудимый. – Но прокурор Лахтин, с согласия бывшего следователя Каримова, приватизирует гораздо больше – право на уголовные репрессии».

По словам Ходорковского, он понимает стремление Салавата Каримова оттянуть завершение судебных дел против бывших владельцев ЮКОСа – оно связано с нежеланием отчитываться за исчезнувшие денежные активы компании. «С согласия Путина Каримов решил, что может все. Это было его ошибкой – такой индульгенции ему никто не давал. В частности, никто не дозволял изымать деньги и материальные ценности не для передачи суду», -- заявил подсудимый.

Ходорковский уверяет, что в результате таких действий в изъятых активах ЮКОСа не досчитались нескольких миллионов долларов.

Обвинение запуталось в показаниях

Ходорковский вспомнил вчерашние заявления прокуроров. «Гособвинитель официально заявил, что до 15 апреля 2005 года основные средства ЮКОСа находились на счетах Yukos Capital S.a.r.l, -- напомнил подсудимый, -- а нас обвиняют в том, что мы эти средства похитили. Это значит, что прокурор Лахтин либо безответственный болтун, либо он должен отказаться от обвинений в этой части».

По словам Ходорковского, некоторые заявления прокурора противоречат не только обвинению, но и здравому смыслу. В частности, его удивили слова Лахтина о том, что Ходорковский, находясь в колонии, сокрыл литовский нефтеперерабатывающий завод и словакскую трубопроводную систему. «Интересно, Литва и Словакия в курсе?» -- поинтересовался он.

После заявлений Ходорковского адвокат Вадим Клювгант представил возражения стороны защиты на ходатайство обвинения. По мнению адвокатов, оно незаконно, необоснованно, а доводы, которые в нем приведены, либо несостоятельны, либо заведомо ложны.

Ограбленный миллиардер

После адвокатов выступил Платон Лебедев. Он воспользовался случаем, чтобы сказать о несостоятельности обвинения в целом. К разговору подсудимый подготовился: Лебедев попросил помощника показать слайды с финансовой отчетностью компании «Юганскнефтегаз». С разрешения судьи и конвоя Лебедеву дали лазерную указку.

«Выдвинуть и предъявить мне шизофреническое обвинение в хищении всей добытой нефти «Юганскнефтегаз», «Самаранефтегаз» и «Томскнефть» в количестве 350 млн тонн могли только специально отобранные индивидуумы, уровень компетенции которых в области экономики и нефтяной отрасли ниже плинтуса», -- сразу же заявил подсудимый. После чего, водя лазерной указкой по слайдам с финансовой отчетностью, он с азартом рассказал о прибыли компании «Юганскнефтегаз» за 2003 и 2004 годы.

«Нераспределенная прибыль компании «Юганскнефтегаз» составила 58 002 084 доллара США на 2004 год. Посмотрите, оказывается, у компании, у которой все украли, есть выручка – $71 млрд в 2003 и $53 млрд в 2004 году», -- сообщил Лебедев. Судья попытался возразить, что сейчас речь идет только о мере пресечения, но подсудимый заявил, что она связана с обвинением, и продолжил представлять данные о финансовой успешности «Юганскнефтегаза». «Во время обыска все эти документы были изъяты, но скрыты от судебного разбирательства. Спрашивается, почему?» – задал риторический вопрос подсудимый.

Кроме того, Лебедев представил документы о покупке имущества ЮКОСа «Роснефтью». «Нас обвиняют в хищении нефти по заниженным ценам. Давайте посмотрим, как расхищалась компания ЮКОС», -- предложил подсудимый. Он показал документ, из которого следует, что «Роснефть» приобрела у ЮКОСа 6 тонн электродов, 2 тонны кальцинированной соды, 9 тонн металлолома и программное обеспечение «Майкрософт» -- все это на общую сумму 48 копеек.

Судья в тупике

«Основания для продления срока содержания под стражей у судьи нет, но если он этого не сделает, то дело зайдет в правовой тупик», -- считает адвокат Владимир Краснов. Дело в том, что по закону Ходорковский и Лебедев должны содержаться в колонии общего режима, а в Москве таких колоний нет. Продолжать судебное разбирательство без участия подсудимых тоже не представляется возможным. Единственный вариант – отложить рассмотрение дела до окончания срока заключения, но вряд ли он устроит прокуроров.

После выступлений стороны защиты судья Данилкин пообещал принять решение по продлению срока содержания под стражей к утру пятницы. После всего услышанного в зале заседаний он выглядел расстроенным, даже не смог точно назвать время начала следующего заседания, сказав только: «Подходите к десяти – десяти тридцати».

 

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Московский университет поссорился со студентами из-за лифта
Реклама