Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

03:27
Москва
28 сентября ‘20, Понедельник

Ходорковского допросили на иконах

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Сторона обвинения на втором процессе по делу ЮКОСа получила возможность задать Михаилу Ходорковскому все интересующие вопросы -- во вторник начался допрос подсудимого. Ходорковский в который раз рассказал, что инициатором залоговых аукционов по ЮКОСу был вице-премьер Потанин, ЮКОС приобретался законным способом, а заключить другие договоры с дочерними компаниями было невозможно.

Во вторник в Хамовническом суде прокуроры приступили к допросу Михаила Ходорковского. Желающих посмотреть на допрос собралось много -- зал заседаний и комната для прессы, в которой осуществляется видеотрансляция процесса, были заполнены. Кто-то из зрителей, сочувствующих подсудимым, принес в зал заседаний две иконы, видимо, надеясь, что изображенные на них святые как-то помогут обвиняемым.

Нестареющий разговор о приватизации

Прокуроров интересовало приобретение компании ЮКОС в ходе залоговых аукционов в 1995-1996 годах, хотя эти события лежат за рамками обвинения. Приватизация ЮКОСа давно стала неформальным обвинением в адрес Ходорковского. Многие считают, что залоговые аукционы были несправедливыми, и, хотя официального обвинения в приобретении ЮКОСа Ходорковскому не предъявляется, прокуроры часто возвращаются к разговору о нем. Сторона защиты уже даже не заявляет возражений по этому поводу.

В начале заседания прокурор Лахтин спросил Ходорковского, кто именно из правительства России предложил ему выкупить ЮКОС. Подсудимый объяснил, что это было предложение не одного человека, а группы сотрудников аппарата. Но лично Ходорковский, как и другие бизнесмены, узнал об этом предложении от вице-премьера Владимира Потанина. Он, по информации подсудимого, и был инициатором залоговых аукционов.

Лахтин заинтересовался покупателями компании и попросил подсудимого перечислить 11 человек, участвовавших в приобретении ЮКОСа, а также сообщить, какие суммы каждый из них внес при покупке. Кроме Ходорковского и Лебедева среди покупателей оказались Невзлин, Дубов, Брудно, Глаговский, Генералов, Голубев, Муравленко, Иваненко и Казаков. Правда, по словам Ходорковского, сами они за покупку ЮКОСа не платили. Проведенная сделка носила стандартный характер management buyout. В ходе таких сделок менеджмент компании выкупает ее акции, деньги же на покупку представляют кредитные учреждения. Реальными покупателями выступают юридические лица, которые действуют в интересах физических лиц.

По словам Ходорковского, на покупку ЮКОСа деньги выделяли банки МЕНАТЕП, «Мост», Столичный банк сбережений и многие другие компании, названий которых он сейчас уже не помнит. Общая сумма сделок составляла $350 млн без учета инвестиционной программы, пояснил подсудимый. По его словам, необходимо учитывать, что в 1996 году ЮКОС был совсем другой компанией, нежели в 2001-м: в состав ЮКОСа не входили ВНК, Ангарский НПЗ и ряд других компаний. Кроме того, в середине 1990-х у ЮКОСа были значительные долги. Подсудимый уточнил, что эти сделки были законными и их результаты никем не оспаривались.

Лахтин попытался выяснить, какие иностранные компании финансировали покупку ЮКОСа, но подсудимый уверил суд, что иностранные инвесторы к сделке привлечены не были. «Мы не брали кредиты у иностранных банков в 1996 году. Никто на эту сделку не пошел, потому что все ожидали, что на выборах победят коммунисты, а они обещали национализировать всю промышленность без выплаты компенсаций», -- объяснил Ходорковский.

После разговора о приобретении акций ЮКОСа, который занял около двух часов, Ходорковский на всякий случай все же напомнил, что эти события не являются предметом данного разбирательства, так как его обвиняют в хищении нефти, а не акций.

Ближе к обвинению

После перерыва Валерий Лахтин перешел к событиям, связанным с обвинительным заключением. Прокурор начал задавать вопросы о генеральных соглашениях на передачу права собственности на нефть, заключенных между ЮКОСом и дочерними компаниями «Самаранефтегаз» и «Юганскнефтегаз». Ходорковский сообщил, что соглашения подписывались с его согласия, поскольку он считал их правильными и необходимыми.

Лахтин интересовался, какое участие в заключении соглашений принимали представители добывающих компаний, имело ли их мнение какое-то значение. Вопрос связан с тем, что хищение нефти, по версии обвинения, происходило путем заключения несправедливых сделок с «дочками» ЮКОСа. Ходорковский, чтобы ответить на этот вопрос, объяснил суду, как происходит управление акционерными обществами.

«Я всегда полагал, что на руководимые мной организации распространяется Гражданский кодекс и закон об акционерных обществах. Существует три органа управления, которые по разным вопросам могут формировать и осуществлять волю общества. Это совет директоров, общее собрание акционеров и исполнительный орган. ЮКОС был основным обществом, он выполнял функции управляющей компании, то есть исполнительного органа «Самаранефтегаз» и «Юганскнефтегаз», -- объяснил Ходорковский. По его словам, исполнительный орган компаний высказал мнение по поводу сделок однозначно, а совет директоров и общее собрание акционеров (опять же хотя бы потому, что основным акционером общества был ЮКОС) против них не возражали.

Прокурор, продолжая заботиться о судьбе дочерних компаний, выяснял, было ли соглашение выгодно для обеих сторон и можно ли было заключить договор, более выгодный для добывающей компании. Ходорковский пояснил, что в той ситуации заключение другого соглашения не было возможным. «Я уже говорил, что ЮКОС получил в не очень хорошем состоянии. И одна из причин этого -- реализация нефти дочерними компаниями», -- заявил подсудимый. По его словам, среда была очень криминализирована и при реализации нефти добывающими компаниями часть ее уходила бандитам. Кроме того, объяснил Ходорковский, эти договоры были внутрикорпоративными, соответственно обе стороны при их заключении действовали в интересах ЮКОСа.

Лахтин спросил подсудимого, как определялась цена на нефть при заключении договоров купли-продажи с дочерними компаниями. По версии обвинения, сознательное занижение цены было способом хищения нефти. Ходорковский же объяснил, что добывающие подразделения определяли себестоимость продукции и, основываясь на ней, головная компания рассчитывала цену.

Подсудимый пояснил, что внутри вертикально интегрированных компаний, какой являлся ЮКОС, как и многие другие российские нефтяные компании, заключаются трансфертные сделки. Такие сделки проводятся между зависимыми компаниями, и цены в них могут не соответствовать рыночным. Ходорковский уверен, что включение добывающих предприятий в состав вертикально интегрированной компании был выгоден «дочкам». Других форм работы в российской нефтяной отрасли не существует, а попытки их внедрить оказывались неудачными.

Допрос Ходорковского продолжится в среду.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Московский университет поссорился со студентами из-за лифта
Реклама