Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

03:22
Москва
28 сентября ‘20, Понедельник

«Извините, что голос повышаю, но сколько можно издеваться?»

Опубликовано
Текст:

На процессе по делу ЮКОСа судья обвинил прокуроров в деструктивном поведении и попросил больше не издеваться над участниками заседания. Обвинение утомило судью зачитыванием обвинительных документов, которые все присутствующие уже слышали на предыдущих стадиях процесса.

Существенная часть заседания по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в четверг ушла на выяснение отношений между судьей Хамовнического суда Виктором Данилкиным и стороной обвиняемых с одной стороны и обвинителями -- с другой.

С самого начала прокурор Валерий Лахтин вспомнил упреки защиты в том, что он постоянно оглашает документы либо неточно, либо частично. Поэтому он объявил, что зачитает ряд документов повторно. «Вам протоколы уже были вручены. Там ни слова нет о том, что документ оглашен вами частично, -- принялся объяснять судья. -- То, что высказывает защита, это мнение защиты. Читайте внимательно протокол! Все протоколы по оглашению материалов уголовного дела сторонам уже вручены».

Но прокурор к словам Данилкина не прислушался. Он решил зачитать один документ, затем второй, потом еще третий. «Сторона защиты обращается к суду с предложением, направленным на предотвращение дальнейшего затягивания судебного разбирательства. Мы просим суд считать все документы, находящиеся в материалах дела, оглашенными», -- не выдержал адвокат Вадим Клювгант.

Уставший судья предложил обвинителю просто обозначить документы. Лахтин согласился и стал медленно перечислять страницы, тома и названия документов. «Валерий Алексеевич, вам удовольствие доставляет? Я не понимаю. Вы уже превращаете это в действо какое-то… вы какие-то свои цели преследуете?» — рассердился судья. «Я просто акцентирую внимание», — ответил Лахтин. «Пожалуйста, я вас не ограничиваю. Но обращаю ваше внимание, чтобы вы не злоупотребляли своим правом!» — попенял Данилкин прокурору.

Лахтин продолжил читать бумаги, многие из которых уже полностью оглашались. Судья попытался дать знак другому обвинителю – Вячеславу Смирнову, чтобы он остановил коллегу. Однако тот не обратил никакого внимания на выразительные взгляды Данилкина.

«Позвольте мне два документа огласить из 42 тома. И перейти к следующему», -- обращение Лахтина уже звучало как издевательство. «Ваша честь, -- не выдержал Платон Лебедев. -- Настройте его как-нибудь пожестче». «Я -- государственный обвинитель! Я реализую свои права в уголовном процессе так, как считаю нужным для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Так, как этого требует УПК, ФЗ «О прокуратуре», нормы международного права!» — возмутился прокурор. «Я вас не ограничиваю, я вас призываю…», — пытался вставить слово судья. Но Лахтин его не слышал: «И какую тактику я избираю, какие комментарии я буду делать, это мое право, это моя компетенция. И никто не вправе меня ограничивать, кроме председательствующего».

После того, как прокурор зачитал еще несколько известных документов, судья объявил перерыв. «У защиты есть заявление по порядку ведения, -- начал адвокат Владимир Краснов сразу после возобновления слушаний. -- Мы констатируем еще раз, что наши оппоненты вольно или невольно затягивают процесс. Вчера начало было назначено на 12 часов, большинство гособвниителей к этому времени не явились. Сегодня мы продолжаем читать то, что читаем по нескольку раз. Мы просили бы сделать замечание государственным обвинителям».

Замечания не последовало, и Лахтина сменил Смирнов, который решил зачитать очередной том.

«Минуточку, -- не выдержал судья. -- Я уже в перерыве подходил и говорил, что тома оглашены полностью». «Ну, тогда я коротко», -- пообещал Смирнов и стал зачитывать страницы тома и названия документов, дополняя все фразой: «Прошу считать оглашенными полностью».

В этот момент нервы Данилкина сдали: «Ну они оглашены были, ну сколько можно? Кто еще должен встать и сказать, что они оглашены? – закричал судья. -- Вы уж извините, что я голос повышаю, но сколько можно издеваться, Валерий Алексеевич?»

Адвокат Клювгант попросил внести ясность: будут ли сегодня прокуроры представлять дополнительные доказательства еще, или нет, «чтобы не было больше таких издевательств». Судья ожидал ответа от Лахтина. «Мне за секунду предлагается принять решение?» — недовольно спросил прокурор. «Какие секунды? У нас процесс сколько идет уже времени! Ваше сегодняшнее поведение деструктивно!» -- опять не выдержал Данилкин.

Во второй половине дня, наконец, дошло до выступления Михаила Ходорковского, которое прошло куда спокойнее речей обвинителей. Он пытался оспорить утверждения прокуроров, что скрывал свое руководство ЮКОСом, начиная с 2001 года.

«Я попросил моих родителей через адвокатов передать мне справочное руководство сотрудника ЮКОСа за 2001 год, – Ходорковский продемонстрировал этот документ, на одной из страниц которого была его собственная фотография. -- Обращение председателя совета директоров к акционерам и сотрудникам компании. Ваша честь, узнаваемое лицо, правда? Несмотря на то, что прошло уже энное количество лет. И подпись стоит под моим обращением! Вот так я скрывал свое руководство ЮКОСом».

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Московский университет поссорился со студентами из-за лифта
Реклама