Разрешите сайту отправлять вам актуальную информацию.

06:40
Москва
29 сентября ‘20, Вторник

Нина Хаген приезжает в Москву за женским счастьем

Опубликовано
Текст:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Герои панк-рока сходят с дистанции первыми. Те, кто жил недостаточно быстро и не умер молодым, становятся пародией на самого себя. Бастер Пойдекстер, бывший «Рамоновец», поет босса-новы, Джон Лайдон, бывший Роттен, играет в футбол и на скрипке, а лидер «Зиг Зиг Спутника» перебирает струны акустической гитары в группе Марка Алмонда. На их фоне 54-летняя Нина не только сексуальна и небанальна, но и временами актуальна.

«Нина, голова болит!»

Этот припев из самой депрессивной песни питерского коллектива «НОМ» в полной мере относится к нашей героине. Катарина Хаген (так у нее было в паспорте) родилась и выросла в артистической семье и с детства знала, что пойдет по стопам матери Евы-Марии Хаген, актрисы и певицы, этакой гэдээровской Ирины Мирошниченко.

Пела девочка с детства. У первых российских неофашистов, а они появились у нас в конце 70-х, тусовались на Пушке и старались подражать западным единомышленникам, были популярны песни «Wir sind aleine!» («Мы -- одни!») и «Jugend marschitert» («Молодежь на марше»). Чистый девичий голос выводил четкие и бодрые рулады под маршевые ритмы. Откуда было знать нашим доморощенным радикалам, что это комсомольские гимны из братской соцреспублики, подсунутые им предприимчивыми фарцовщиками, переписавшими их с пластинок фирмы Amiga? Такова уж специфика немецкого языка, что не поймешь, кому клянутся в верности шагающие в ряд подростки -- Герингу или Хоннекеру. У юной Катарины Хаген была определенная популярность, и ей прощали довольно многое -- сквернословие в прямом эфире, диковатые прически и подозрительный блеск в глазах.

Когда она поехала в соседнюю Польшу якобы лечить свою симпатичную головку, причем в компании отчима, никто ничего дурного не заподозрил. А девушка взяла и сбежала на Запад, причем вместе с отчимом, который по совместительству был ее любовником. Сначала в Англию, где набралась стремительно входящих в моду панковских идеалов. А потом в ФРГ, где и обосновалась на ПМЖ. Ей тогда едва исполнилось восемнадцать. Там бывшая осси организовала группу Nina Hagen Band и выпустила дебютный альбом с тем же названием.

«Айн, цвай, полицай»

На сцене горят целые костры из бенгальских огней, манекены в окровавленных лохмотьях улыбаются щербатыми ртами, разноцветные прожекторы выхватывают из темноты стройную фигурку певицы в кожаном трико и без признаков волос на черепе. Ее голос срывается с альпийского йодля на звериный рык и тут же звенит чистым оперным контральто. Ну чем не Мария Каллас?

Наверное, тем, что текст песни, незатейливо названной «Панк», из тех, что не рекомендуются к прослушиванию в школьных учреждениях. Группа сопровождения с оголтелого хард-рока переходит на реггей и тут же на вальс, а его сменяет вроде бы классический ритм-н-блюз. При этом лысая девушка выполняет упражнения на трапеции и с ходу легко садится на шпагат. И уже потом крутит одно сальто за другим: «Айн, цвай, драй! Настало время немного развлечься!» -- хрипит она в микрофон, расстегивает несколько пуговиц и начинает увлеченно имитировать секс с микрофоном.

Публика в полном восторге. Чего не скажешь о стражах порядка. Даже в раскрепощенной Германии, где национальной забавой являются салки для взрослых, подобные рок-н-рольные игрища считались предосудительными. И тогда вырубали на концертах свет. А портрет Нины оперативно появлялся на обложке «Штерна». Таким было среднестатистическое выступление Нины Хаген в начале 80-х, лучшем, наверное, периоде ее творчества. Хотя, советский меломан если и знал о такой певице, то лишь понаслышке.

В печально знаменитом списке запрещенных к прослушиванию и трансляции на дискотеках исполнителей от ЦК ВЛКСМ Нина занимала почетное третье место, уступая лишь фашистам Kiss и «антикоммунистам» из группы «Чингиз-хан». Иметь ее записи и тем более -- видео в домашней коллекции было просто опасно. Между прочим, в отличие от многих вполне невинных артистов из этого списка, фройляйн Хаген, которой вменялась в вину пропаганда секса и насилия, было что делить с коммунистической властью. Западным СМИ она неоднократно в красках и не стесняясь в выражениях описывала ужасы жизни в соцлагере.

К ней прислушивались. Ее второй альбом «Unbehagen» («Неловкость»), достиг первого места в хит-параде Нидерландов и третьего в Германии. А концерты эпатажной и энергичной, вызывающе эротичной и спортивной девушки с пресловутым микрофоном-фаллосом, к тому же не боявшейся показаться смешной, проходили с неизменным аншлагом.

Хотя суперзвездой планетарного масштаба Нина так и не стала -- ни в Англии, ни в Америке ее практически не знают. Немецкие тексты и чересчур фривольное поведение на сцене лишили ее значительной части потенциальных поклонников. Двойной англо- и немецкоязычный альбом «Fearless/Angstlos» с хитом «New York, New York» также добился популярности лишь в континентальной Европе. Выпущенный с давней подругой, такой же, как и она, эмигранткой Леной Лович сингл-манифест в защиту животных «Don’t kill the animals» критики назвали бредом. А перепевку хита Майкла Джексона «We are the world» на немецком языке («Wir sind die Welt») -- провалом года.

Но настоящим ударом для верных пока поклонников стал выпуск в 1991-м электронного альбома «Street», продюсером которого стал модный, но совершенно не панковский человек Adamsky. Неужели Нина исписалась? Самые отчаянные фэны начали обратный отсчет дней ее славы.

Омм! и обломы

Похоже, Нина не очень переживала за свою карьеру. Куда сильнее ее занимала личная жизнь и тайны мироздания. В 81-м Нина, уже мать девочки по имени Косма Шива Хаген, официально принимает индуизм и клянется соблюдать все обряды. В 1987 году она переключилась на буддизм и вышла замуж за 17-летнего панк-рок-музыканта Iroquois из Лондона. Двумя годами позже она ненадолго обратилась в иудейство и занялась каббалой. Но вскоре вернулась к почитанию Будды.

В 1989 году в ее жизни появился француз Франсуа Шевалье, 25 лет отроду, человек без определенных занятий и с криминальным прошлым. Он становится отцом ее сына Отиса. После череды маловразумительных мужчин, среди которых были бразилец, израильтянин и американец армянского происхождения, Хаген в 1996-м сочеталась браком по буддийскому обряду с неким Дэвидом Линном, который также был профессиональным бездельником и был младше ее на 15 лет. Они разошлись в 2000 году.

В январе 2004 года вышла замуж за малоизвестного датского певца Александра Бейнхольма (младше Нины на 22 года). Их союз продержался меньше года. По слухам, некоторое время она жила с девушкой из Южной Кореи Ким Ден Сук и еще одной, чье имя осталось невыясненным. Сегодня спутником жизни Нины официально считается 27-летний психотерапевт из Канады.

«Moskau, Moskau!»

Была у нее в ранней юности такая песня -- так что «чингиз-ханы» отнюдь не оригинальны. К активной концертной и студийной деятельности Хаген вернулась в начале нового тысячелетия. И одновременно вернулась, что называется, к истокам. Ее последний на сегодняшний день студийный альбом «Irgendwo auf der Welt» выдержан в манере хрестоматийного панка с вкраплениями самых невероятных стилей, и дающий возможность оценить Нинины нержавеющие вокальные данные. Не беда, что она является председателем жюри песенного конкурса Popstar (типа нашей «Фабрики звезд»), не страшно, что вела передачу про контакты с НЛО (сама она с ними общается, как раньше с Удо Линденбергом), пусть сыграла Бабу-Ягу в немецко-украинском фильме ужасов «Василиса».

В свой любимый город Москву не стареющая прыгучая Нина приезжает во второй раз, в рамках мирового турне, «за простым женским счастьем». И собирается по итогам визита выпустить новый альбом, с помощью которого по ее утверждению «продолжит работу по изменению сознания человечества и установлению мира на планете Земля». А заодно, чем черт не шутит, и найдет себе местного русского мужа. Если оценивать ее пристрастия, ей подойдет Рома Зверь или Децл.

Концерт Нины Хаген состоится 21 октября в клубе Б1.

Читайте нас в Дзене

Добавьте ленту «INFOX.ru» в свою личную и получайте актуальные новости ежедневно

Подписаться
Реклама